Алена ковалевич 28 лет каховка знакомства

Гунин Лев. Кто Есть Кто в Бобруйске х

алена ковалевич 28 лет каховка знакомства

В России более 10 лет действует межрегиональная общественная ФАНО Елена Аксенова. - Мы готовы вас выслушать, рассмотреть даже Возраст участников ограничивается 28 годами, размер гранта - тысяч рублей. цепочки, считает исполнительный директор кластера Денис Ковалевич. В Nagatino i-Land все не так: территория развивается уже более 10 лет, и офисных зданий разной этажности с перепадом высот от 28 до м. . к возведению первого тоннеля между станциями «Каховская» и «Зюзино». .. Со-основатель и СЕО группы компаний «ТехноСпарк» Денис Ковалевич. Конец эры «Инфо-Кома» В конце уходящего года, 28 декабря, . ке Украины уже более 20 лет и внедрена во многих городах. .. Алена: Особо ничего не за- метила. й маршрут в час пик, около . рожье, Никополе, Каховке, Херсоне. Ко- , Знакомство .. Ковалевича, 2, к

Сегодня, правда, только в области видео. Свой собственный голосовой движок они разработали через пару лет после начала нашего сотрудничества, точнее, купили американскую компанию. Год й — вообще знаменательный. Тогда, посмотрев на успех Skype, все софтверные компании опомнились, что их потребителям нужен голос по IP. Мы подписали лицензионные договоры с Oracle, Adobe и Microsoft. Наши американские конкуренты подписали договоры с Google, Yahoo! Надо сказать, что производителей голосовых и видеодвижков сегодня в мире меньше, чем ядерных стран.

Microsoft пришел к нам сам из своего Сиэтла — ничего, говорят, не надо рассказывать, мы все про вас уже знаем, хотим купить лицензии на все ваши VoIP-продукты. Я им, честно говоря, даже не поверил. Несколько месяцев мы с ними плотно работали: И вот месяца через три контракт готов, цены утверждены, план работ инженерных команд согласован. И тут оказывается, что их старший вице-президент решил, что VoIP — это ключевая технология, и Microsoft все-таки будет делать ее. А все, что обсуждалось мы же в Microsoft честные бизнесмены!

Вместо этого контракта мы заключили с Microsoft другой, с подразделением, которое занимается продуктами видео-конференц-связи. Сегодня компания Polycom перепродает это решение под своей торговой маркой.

Свой движок делали только мировые софтверные лидеры Skype, Microsoft, Google, которые посчитали коммуникации стратегическим направлением. Skype и Google купили американских производителей, Microsoft сделал движок сам не считая, конечно, покупки Skype.

Все остальные покупают лицензии. У нас прямые лицензионные договоры более чем с технологическими лидерами во всем мире, которые используют наши движки. Наши клиенты продают более 60 процентов смартфонов в мире. То есть наш софт, установленный на процессоре смартфона, обрабатывает голосовые сигналы. Музыкальные плееры Apple iPod, iriver, Creative и. Большая часть сделок структурирована как роялти, то есть мы получаем отчисления с каждого проданного устройства или канала.

Потенциал рынка ИКТ огромен. Более того, с каждым годом перед компаниями ИКТ-отрасли появляются все новые и не менее интересные, чем прежде, задачи. Возьмите, например, ситуацию с внедрением в мире стандарта мобильной связи LTE.

А тем временем индийский оператор Reliance нашел способ опередить своих конкурентов и приобрел у SPIRIT видеодвижок, который позволит передавать HD-голос в собственных LTE-сетях, не дожидаясь появления на рынке 4G-смартфонов с поддержкой голоса. Он позволяет организовывать видеоконференции с помощью обычных офисных ПК, подключенных к Интернету по операторским каналам.

С ними мы в разных весовых категориях. Наша конкуренция больше напоминает ледовое побоище: Вторая категория наших конкурентов — ВКС-сервисы, построенные на базе свободного ПО, но пока мы года на три опережаем их по качеству видео в многоточке. Наш основной и трудный ВКС-конкурент — Microsoft.

Но надо понимать, что серьезная работа там существенно дороже и требует гораздо большего опыта, чем продажи в родной стране. Нас там никто не ждет. Продукт для мирового рынка должен быть функционально и технически лучше, чем для локального, потому что конкуренция на мировых рынках существенно выше.

Этот рынок сразу требует очень зрелого продукта, ведь там надо конкурировать со Skype, Microsoft, Google, Cisco, Facebook, Apple. Туда нельзя, образно говоря, выйти с лаптями. А зрелый продукт требует больших инвестиций. Например, eBay в году купил Skype за 3 миллиарда долларов. Компания Google потратила на создание конкурентного продукта для передачи голоса через Интернет примерно полмиллиарда долларов, купив аж четыре американские компании всех наших конкурентов.

Масштаб инвестиций впечатляет, а что было выпущено на рынок? Но в Google решили, что коммуникации — это стратегическое направление, и не боятся вкладывать средства и усилия. Наверняка потратил при этом не менее миллиарда долларов. А хорошего продукта не смог сделать. И в результате перекупил Skype уже за 8,5 миллиарда. Вот такие сегодня масштабы игр.

Россия потеряла свое ценовое преимущество на мировом рынке труда программистов примерно в году. Деньги могут прийти либо от инвесторов, либо от клиентов в России. Помните, была у нас программа технопарков? В общем-то было понятно, во что в конечном итоге превратятся проекты губернаторов: Понятно также, почему после всего этого было решено построить супертехнопарк и затем тиражировать его опыт в других местах.

В конце года и компания SPIRIT получила грант в миллион долларов на один из наших проектов — создание гибридного навигационного приемника. Но вот что плохо: Но пикантность ситуации в том, что сегодня в мире положение даже крупнейших операторов ненадежно.

Проще говоря, поминутная тарификация звонков — это 80 процентов бизнеса любого оператора в любой стране. Но люди, поставившие на свой смартфон Skype или VoIP от Google или Viber, пользуются междугородной телефонной связью лишь для коротких звонков.

А если им надо час в конференц-колле просидеть с Америкой, то они пользуются Skype. То есть самый дорогой международный трафик ушел интернет-компаниям. Так, Skype уже отхватил четверть всего междугородного и международного голосового трафика в мире у операторов. Телекоммуникационные операторы все тяжелые и неповоротливые. А ведь этот символ наших высоких технологий, по идее, должен бы стать покупателем технических стартапов. Microsoft, Cisco, Nokia, Siemens, Intel и. Но к чему это приведет в итоге?

Эти большие иностранные компании получили налоговые льготы и купят наших инноваторов на корню, то есть по дешевке. Если бы в России клиенты покупали отечественные инновационные программные продукты, то и иностранные инвесторы российским стартапам были бы не так уж и нужны. Деньги и опыт для международной экспансии можно было бы сначала заработать в собственной стране.

А без этого мы имеем то, что имеем: То есть в сотни раз меньше тех, что могли бы успешно развиваться в родной стране. В любой стране проще продавать свой продукт сначала внутри страны, потому что это ближе, дешевле, язык родной и правила ведения бизнеса свои, знакомые.

А уж потом, когда продукт продемонстрировал успешность на домашнем рынке и деньги уже заработаны, начинать экспансию на внешние рынки. В этом состоянии человек не может держать равновесие самостоятельно без дополнительной опоры. Это не вопрос экзоскелета нашего или экзоскелета, условно, конкурирующей компании из Штатов или Японии. Это вопрос невозможности контролировать свой баланс только за счет плечевого пояса.

Потому что он не может управлять ни собственными тазобедренными, ни коленными суставами. А экзоскелет, в принципе, мог бы подстраиваться под его баланс, но только в сагиттальной плоскости. Если при этом человека с парализацией толкнуть вбок, то он практически со процентной вероятностью упадет. И костыли нужны не столько для того, чтобы на них опираться, то есть переносить часть своего веса, сколько для подстраховки, для дополнительной точки опоры, для to keep balance, чтобы не упасть.

Но центр равновесия все равно находится где-то не там, наверное? Управление пока через электроды, из мозга чтобы напрямую — это пока еще фантастика? У нас есть коллеги, которые сейчас уже встраивают напрямую в кору мозга больше 2-х тысяч электродов и считывают оттуда сигналы. И эти сигналы достаточны, для того чтобы человек мог роботизированной рукой поднести себе чашку ко рту и выпить воды.

Есть сейчас уже такие разработки. Или обезьяны могут со встроенными такими электродами управлять роботизированными тележками и ехать в тот угол, где банан лежит. И вот тогда, добавив дополнительную степень свободы, чтобы можно было ногу отставить вбок, мы сможем, плюс-минус, гарантировать некий баланс. Потому что сейчас ExoAtlet устроен таким образом, что человек ходит прямо, но на шпагат сесть он не.

  • Полина Ковалевич
  • Лилиана Ковалевич

Это избыточная задача в рамках тех задач, которые мы перед собой ставим. Главное ведь что сейчас сделать? Поставить человека на ноги и дать ему возможность ходить, потому что это движение очень важное с точки зрения правильного функционирования всех внутренних органов. Разгоняет кровь, голова выше ног — тоже важно для медицины, если совсем по-простому говорить. Да, там такой спектр улучшений, которые физически парализованный человек начинает чувствовать, что даже мы удивляемся.

Это нормализация мочеполовой системы, это то, что в принципе невозможно решить никакими средствами, если вы находитесь в инвалидной коляске. То есть просто за счет физики в тазовой области происходит застой, и это инфекция, и человек реально плохо себя чувствует. То есть качественное улучшение жизни происходит как за счет социализации, вы стоите, вы чувствуете себя полноценным человеком, вы можете перемещаться, ходить по лестницам, разговаривать с другими здоровыми людьми на одном уровне, глядя им в глаза, это очень важно.

Это дает человеку возможность чувствовать, что он ОК, что он нормальный и с ним все в порядке, несмотря на несчастье, которое случилось достаточно. А с другой стороны, это физиология, которая позволяет хорошо себя чувствовать. Ведь это очень влияет на психику, когда мы плохо себя чувствуем, мы нервничаем, людей вокруг не любим.

На какой стадии изготовления вы сейчас находитесь? У вас, насколько я понимаю, уже вторая модель? Да, у нас есть сейчас второй прототип. И мы сделали сейчас уже третий прототип улучшенный, он более миниатюрный. К маю мы планируем сделать принципиально другое поколение уже ExoAtlet-ов.

К маю го года? Да, буквально через полтора месяца. И к осени мы сделаем предсерийный образец. Этот предсерийный образец будет запущен в серию, и в м году мы начнем продажи для физлиц и для клиник. Это будут первые продажи, которые ориентированы на расширенные клинические исследования. Это выпустить небольшую, малую серию порядка ти штук. Для того чтобы отдать врачам в клиники и пациентам и получить от них качественную обратную связь для серьезного улучшения. Потому что сначала проект начинался как инженерная задача, как инженерно-математическая задача.

Сейчас с нами работают медики. И они фактически формулируют для нас некий сценарий, как они планируют использовать это устройство для качественного улучшения реабилитационного процесса. Но как они по факту будут его использовать — можно будет узнать только в тот момент, когда они фактически… JSON. В момент клинических испытаний. Клинические испытания — это короткий промежуток, это полгода. А вот расширенные клинические испытания позволят выявить какие-то более важные нюансы, которые мы сможем доработать и дать реально совершенный продукт для медиков.

Ведь врачам очень важно получать данные с человека.

Лилиана Ковалевич

До того, как появились экзоскелеты, у врачей не было возможностей снять показания с парализованного человека, когда его поставили на ноги и начали им ходить. Ведь это физически можно было сделать, только имея четырех санитаров, каждый из которых передвигал бы ногу человека, а два еще его держали, сохраняя баланс.

И в этот момент нужно было бы с него считывать еще разные данные: Это же безумно интересный набор данных, которые в принципе могут совершить революцию в будущем.

А вы интегрируете все это?

Дарья Ковалевич

Версия-pro будет, безусловно, наполнена всем набором этих датчиков. И главное, что мы все данные будем предоставлять врачам. Это принципиальное отличие от любых западных экзоскелетов, которые не дают никакие данные о пациентах.

Как раз следующий вопрос: Перенесено было в советские времена сюда, в Россию.

алена ковалевич 28 лет каховка знакомства

Кто там, Штаты и Израиль дальше всех продвинулись или нет? В Израиле это, по сути, единственный пример стартапа. То есть экзоскелетного проекта как стартапа. Небольшая команда, которая с помощью английских инвестиций и венчурного фактически инвестирования вышла на рынок Европы и получила FDA в Штатах. В Японии — пример академического стартапа, когда профессор из университета сделал экзоскелет для пожилых людей, для неврологических больных.

И у них очень хороший показатель есть, они через 18 часов использования видят качественные улучшения движений и ходьбы неврологических больных, людей после инсульта. Соответственно, 3 больших проекта, которые уже можно купить и уже могут использовать как люди, так и врачи.

И они все имеют небольшие отличия. Но управление у них сделано от миодатчиков. Например, в японском экзоскелете от миодатчиков. То есть они снимают данные с мышц. Это значит, что этот человек не парализованный, у него сигнал доходит до мышц и можно его оттуда снять и подать как управляющее воздействие на двигатель. Таким образом, человек инициирует движение, а экзоскелет как бы его поддерживает и помогает ему правильно это движение совершить.

Это такая узкая область для неврологии. Мы будем через миодатчики тоже делать. Просто у нас платформа, которая позволяет и для парализованных людей ее использовать, и для людей с неврологическими заболеваниями, как, например, инсульт, и также для клиник, для врачей.

Мы нашим врачам предоставляем всю информацию о том, что происходит с человеком в момент тренировки. И есть обратная связь на экзоскелет. То есть если у пациента зашкаливает давление, то очевидно, что врач должен об этом знать в тот момент, когда это происходит, он должен видеть динамику изменения как пульса, так и давления, и прочих других параметров.

По стоимости вашей продукции: И к тыс. Вполне серьезно для физлиц, стоимость кроссовера среднего класса, условно говоря. Сейчас я, наверное, могу поспорить. Год назад, наверное, кроссовер действительно стоил таких денег. А сейчас, в связи с изменением курса, цены выросли почти в полтора раза.

Но у вас ничего не меняется? У вас в этом смысле полная независимость от международных рынков и от валюты, от всего прочего. Наверное, это первый раз в нашей жизни, когда изменение курса, скорее, является позитивным фактором. В первом приближении позитивным. Очевидно, что в целом для экономики это негативный фактор. Для нас, как для элемента экономики, тоже негативный фактор.

Но в краткосрочной перспективе это, скорее, плюс. Потому что это — сложности по выходу на российский рынок у других компаний.

У вас процентная локализация, Вы хотите сказать? Мы покупаем только двигатели. И в рамках себестоимости процент двигателя очень незначительный. Двигатели и сенсоры — это небольшой процент. Мы, безусловно, подвержены опосредовано. То есть если изменился курс, то очевидно, что стоимость механообработки даже в России тоже вырастет. Но не так значительно, как изменение курса.

Влияние все равно есть, но не очень большое. Давайте тогда 2 слова о бизнесе, поскольку Вы же занимаетесь всеми этими финансовыми делами, расчетами и так далее. Насколько велик рынок, и на какую долю его вы рассчитываете?

А кто еще присутствует на российском рынке? Сейчас из экзоскелетов нет сертифицированных продуктов. Соответственно, они недоступны для российских пользователей, как и для российских врачей. Есть другие инструменты реабилитации. Это достаточно большая система, которая устанавливается только на базе клиники, стоит порядка млн рублей. И это инструмент для механотерапии. То есть это инструмент для реабилитации, когда пациент почти как в экзоскелете встает на беговую дорожку, его пристегивают, включают определенную программу, и он по ней ходит.

Похоже, но с существенными ограничениями.

алена ковалевич 28 лет каховка знакомства

Во-первых, потому что нельзя унести домой и продолжить процесс реабилитации на дому, а главная задача — после того, как человек из клиники был отправлен врачами домой, он должен продолжать восстановление. Иначе все достигнутые результаты нивелируются со временем, эффекта не будет, человек не восстановится.

А процесс реабилитации продолжается от года, полутора, двух. Это год и больше, не месяц. Поэтому очень важно дать ему инструмент, с помощью которого он мог бы ходить дома и восстанавливать свою функцию ходьбы ежедневно.

Так вот, есть аналоги, условно наши конкуренты на российском рынке сейчас, это Lokomat и инвалидные коляски как средство передвижения. Безусловно, не как средство реабилитации, а как средство передвижения. Плюс есть некоторые другие тренажеры, которые позволяют людям тренировать двигательную функцию. Потребителем Вашей продукции будет государство в лице больниц и реабилитационных центров? Сейчас порядка 8 тыс. Это больницы различного уровня.

И среди них незначительное количество частных клиник. Поэтому, безусловно, наша задача — сделать такой продукт, чтобы каждая клиника захотела его использовать для процесса реабилитации. Потому что задача клиники — как можно быстрее восстановить пациента и здорового отправить домой. Поэтому эффективный продукт должен сам за себя голосовать. Плюс порядка тыс.

Соответственно, инсульты сейчас как заболевание в списке смертности стоит на 3-м месте. Опасная штука очень, но тех, кто выживает, хочется восстановить.

Юрий Ковалевич

Инсульт сейчас заболевание молодеющее. Соответственно, если раньше инсультные больные были старше ти в основном, то сейчас — начиная от ти лет. Молодые люди, которые должны продолжать работать, у которых должна быть полноценная интересная жизнь. Соответственно, они должны восстановиться.

И ExoAtlet как инструмент реабилитации для неврологических больных — очень правильное позиционирование. Я могу ошибиться в деталях, но в стране порядка 40 тыс. ДТП и как следствие — много людей с травмами, которых нужно восстанавливать. Если человека после травмы сразу поставить вертикально и заставить его ходить, то вероятность восстановления существенно возрастает. Читал интервью, кто-то из ваших потенциальных, наверное, инвесторов говорил о том, что если серьезно подходить, то миллионов долларов надо в это дело вложить, для того чтобы оно пошло.

У вас, насколько я понимаю, таких денег не было, но какие-то инвестиции вы получали уже?

Полина Ковалевич

У нас есть 2 ангела, которые нас профинансировали, у нас были собственные средства, которые мы вкладывали в проект. И сейчас мы на этапе привлечения крупного инвестора, это российский фонд.

Мы надеемся, что у нас все случится в ближайшее время, и мы об этом отдельно расскажем. Этот фонд профинансирует разработку прототипов, изготовление первых прототипов, разработку версии-pro. У нас было какое-то количество денег, просто тыс. И фактически сделали тот прототип, на котором наш пилот ходит уже с октября.

Вы уже там сидите или нет? И планируем туда переехать в конце весны. Освобождение от налогов — это раз, все об этом говорят. Мы пока не чувствуем на себе освобождения от налогов.

Хотя нет, налог на зарплату существенно снижается. Это PR-поддержка и возможность контактов с потенциально важными, интересными для проекта партнерами.