Барсуки кировский район гущин знакомства

Архив за февраль года - Компромат.Ру / runlagoldsis.tk

Особенности любого района – это конфигурация, архитектура, охранные технические средства., продолжает знакомство runlagoldsis.tk 3. Помимо вполне правдоподобных деталей там фигурировали еще и гигантские барсуки. . Первомайский / Юрья-2 (Кировская область) пос. . Гущин Ю.Н. Большая детская площадка появилась за ТЦ «Кировский». Во дворе пр. Ленина, район. Вп. Барсуки примерно год- полтора назад начала Виноградов Егор, Головина Александра, Гущин Иван, Королев Степан, Кошелев Иван, знакомиться с мужчиной лет, русским, для. скачать бесплатно аудиокнигу секреты уличных знакомств. барсуки кировский район гущин знакомства · знакомства без регистрации бесплатно г.

Иван Федорович Гончаренко родился в г. О войне услышал по радио. Мы были великими патриотами и считали, что раздавим фашистов, как клопов. А немцев мы знали, так как в нашем училище одна учебная эскадрилья была укомплектована немцами - курсантами. Ничего плохого о немцах сказать не могу: После объявления войны их сразу же вывезли и больше о них мы ничего не слышали.

Большая опасность нависла над нашей страной! Я долго глядела на мужа и вдруг расплакалась. Спустя три дня провожала его на фронт.

Спешно готовила белье и еду. Долго стояла вместе с другими на перроне. Менi зрiвнялося чотири роки, коли почалася вiйна. Ми виходили вiд бабусi. Мама тримала мене на руках i плакала. Всi були стурбованi i чомусь дивились на небо. Под Новоржевом полк попал в окружение. Необходимо восстановить связь с главными силами. Командование приказало идти на прорыв. При прорыве встретили два сильно укрепленных дзота. Мой друг, грузин Шаматов, закрыл амбразуру грудью Часть, где я служил, располагалась в районе Киева.

Самолеты буквально весь день висели в воздухе, артиллерия не прекращала огня, тяжело было нам, а особенно мирному населению, здесь я был первый раз ранен. Как и все мои однокурсники, явился в военкомат, не ожидая повестки. К нашему удивлению, нас направили в училище связи. Мы протестовали, но бесполезно. Я был политруком зенитного взвода, предназначенного для охраны от нападения с воздуха наших транспортных средств подвоза.

Сразу же заправили машины боеприпасами и выехали в лес на исходную позицию. Мы видели самолеты с крестами, зарево пожаров над Белостоком, но команды стрелять по самолетам все еще не.

И только к концу дня узнали, что идет война. Ох, и лихие мы были ребята! Бескозырки, брюки клеш, молодые, здоровые, веселые. И когда прозвучала команда: После той атаки в шестом морском погранотряде из человек в живых осталось девятнадцать. Погибли спавшие бойцы и командиры, погибли их жены и дети. В живых остались лишь некоторые находившиеся в дозоре. И среди счастливчиков -. Я работала учительницей в Зверево. На второй день войны подала заявление с просьбой направить на фронт.

Мое заявление опубликовала районная газета. Внизу было напечатано, что подобные заявления за четыре дня поступили от сотен юношей и девушек. Приятно, что мое заявление заметили, но и обидно - в течение месяца я каждый день ходила в военкомат, но мне все говорили, что надо подождать. Наконец настал день, когда получила направление на курсы радиотелеграфистов. Купались в море, ходили в музей Айвазовского, смотрели достопримечательности. В полдень мальчишки принесли тревожную весть.

Действительно, по радио уже сообщали: Собрали вещи, отправились на вокзал. Билетами они запаслись заранее, но на 24 июня, так что пришлось ехать попутными поездами в тамбурах и на крышах. В Киеве в военной комендатуре их определили на попутную машину в сторону Чернигова.

Первый бой наш стрелковый полк стрелковой дивизии, комиссаром которого был я, вступил с превосходящими силами врага за городом Кременец на территории Западной Украины на второй день войны. Это была неожиданная, внезапная встреча с врагом. Выскочив с командиром полка. Русских на передний край, мы, насколько было видно глазу, насчитали до танков противника перед нашим передним краем. Весь день 22 и ночь на 23 июня полк двигался форсированным маршем. Надо было накормить людей и дать хоть минимальный отдых для восстановления сил.

Мы наметили большой привал с обедом на лужайке у реки, что протекает за городом Кременец. Только передовые подразделения полка достигли намеченного места привала, наша полковая походная застава доложила на командный пункт полка, что впереди навстречу нам движется колонна танков. По данным, которыми располагали, думали, что это наши танки. Запросили командира дивизии сообщить нам, что за части это, для установления с ними взаимодействия. Командир дивизии нам ответил: Когда колонна приблизилась, мы увидели на машинах фашистские знаки.

Но бойцы продолжали сидеть. Видите - впереди фашистские танки! Да, в походе на батальон была выделена только одна дежурная рота, на каждого бойца выдали только по 15 патронов.

А остальные роты не имели ни одного патрона. Тут всякая агитация и слова были бессмысленны, ибо враг с минуты на минуту мог навалиться на безоружных людей и превратить их в кровавое месиво. При выходе из Бердичева у нас на полк имелись всего 2 грузовых машины и несколько подвод в хозвзводе. Мы одну машину загрузили боеприпасами на всякий пожарный случай.

Are you over 18?

Вот этот пожарный случай и спас полк от неминуемого разгрома. Без всяких дополнительных приказов полк ожил, превратился в муравейник и буквально в считанные минуты зарылся в землю, принял боевую готовность встретить врага. Где делась усталость, откуда только брались сила, воля, энергия у бойцов и командиров. И когда немцы ринулись в атаку, на позиции нашего полка, они получили достойный отпор. По парам, по звену. Но все равно организованного руководства не. Не знали куда идти. Задачи нам никто не ставил.

Связь с дивизией потеряна. Командир дивизии убит 22 утром, когда бежал по тревоге к своему самолету. Один немецкий самолет, зашел и открыл огонь. Надо же такому случиться, попал именно в командира дивизии. Наш комполка начал командовать дивизией, а мы остались под командованием заместителя командира полка. О радио тогда мы еще только мечтали. Работали только на видимого противника.

А чтоб дать задание кого-то прикрывать, как потом было, или полет на разведку, - такого не. Так провоевали второй день. А в первый день все аэродромы были накрыты. Я объясняю это тем, что мы перелетели на него только в понедельник или во вторник. Разведка еще не успела нас засечь. Петровское я был призван в Красную Армию. В Краснолучском военкомате с нами, а нас было 6 человек, беседовал старший лейтенант Капашин. Направили нас в артиллерийское училище.

С этими товарищами мы вместе начинали службу в артучилище, вместе выехали на фронт в составе отряда особого назначения, принимали участие в боях под Ромнами, Конотопом, Михайловкой. В боях под Бабаковкой, близ станции Ворожба Сумской области, был тяжело ранен наш помощник командира взвода учебного отделения В. Бакаев, легко ранен В. О дальнейшей судьбе товарищей не знаю. Был слух, что Всеволод Бакаев скончался в госпитале. Под Кременцом ни один солдат не дрогнул.

Задача у нас была очень сложная, каждый понимал, что у нас боеприпасов ограниченное количество. И каждый проявил выдержку, мужество и хладнокровие, бил врага только наверняка, только с прицельного расстояния, экономя патроны. Первый бой под городом Кременец завершился к исходу дня 23 июня нашим успехом. Он был нами выигран. В этом бою мы не только отбили атаки врага, но и нанесли ему большие потери, в результате чего гитлеровцы вынуждены были отступить.

В этом бою особый героизм, мужество и стойкость проявили бойцы полковой батареи. Они выкатывали пушки на передовые позиции и били по немецким танкам прямой наводкой, своим метким прицельным огнем обращали немецкие танки в бегство. Но подбитых вражеских танков оказалось мало, так как в это время у нас не было бронебойных снарядов.

Прицельные осколочные снаряды наводили ужас на врага и обращали его в бегство, но для уничтожения танков они мало эффективны. К тому времени, когда мы уже отразили последнюю атаку, подошли части 5-го механизированного кавкорпуса. Самолеты наши стояли в лесу, замаскированы.

Какие были открыты, получили пробоины. Но ни один не загорелся.

Барсуки | Кировский районный исполнительный комитет

Взлетать нужно было осторожно с таким расчетом, чтобы не попасть в воронку. После этого налета командир дал команду проверить готовность самолетов. Взлетать, перебазироваться на аэродром в Лиду. С таким расчетом, чтоб вывести из-под удара наши самолеты.

Я подошел к своему самолету. Механик доложил, что пробит масляный бак. В воздухе пристраивались друг к другу и летели. Я встретился с Фокиным. Он позже меня пришел в полк. Я вышел и пошел. Когда подлетаем к аэродрому Щукино, там уже наши сидят. Там уже был командир третьей эскадрильи.

Это под Лидой, километрах в 10 - 15 не. Другие разбрелись по другим аэродромам в районе Лиды. Вот что значит отсутствие связи и руководства. А на Щукинском аэродроме нас собралось 18 во главе с командиром третьей эскадрильи.

День за днем и жизнь за жизнью. 1941 год

Вечерком выставили все самолеты один к одному, крыло в крыло, хотя уже три дня отвоевали. Никому даже в голову не пришло, что завтра утром могут прилететь немцы. Батальона, который мог бы зарядить нам самолеты, не.

Дали заявку, сказали, что завтра утром придет БЗ и заправит. Там нас, правда, покормили. Утром получили приказ пробираться на восток, кто как. Связи с остальными частями никакой. Продвигаться можно только по лесу, по проселочным дорогам, потому что основные дороги были запружены беженцами с западных районов.

Я пришел служить из Средней Азии в Россию, защищал Украину.

с кировска в runlagoldsis.tk4

Помню, как контузило меня на поле боя, как взяли меня донской казак В. Волокитин и украинец В. Шевчук и тащили, сколько сил хватало, не бросили, спасли. Примерно в первой половине дня 23 июня подъехал на броневике полковник Белов, дал команду сопровождать беженцев, охранять от десантников и самолетов, которые на бреющем полете расстреливали безвинных людей, гонялись за каждым человеком. И сейчас перед глазами стоит: Мальчик лет пяти плачет, и второй, еще маленький, не понимает, что случилось и жмется к убитой матери.

Жутко было смотреть, что фашисты делали на дорогах с безвинными людьми, а это, в основном, женщины и дети. И все-таки мы их отпугивали, хотя, что можно было сделать, если в пулеметных лентах только седьмой патрон бронебойно-зажигательный, а один трассирующий?

Первые семь суток мы были под Ковелем. Началась первая загрузка раненых. Вместо человек по табелю загрузили и - на Киев. Разгрузились и сразу отправились за новой партией раненых. С каждым разом отвозили их все дальше в тыл. Наверное, чтоб меньше попадали под бомбежку. Состав идет во всю, а кто-то кладет поперек рельс шпалы Хорошо, машинист вовремя заметил, застопорил. А там уже один состав горит. Они положат шпалы, поезд остановят, и тогда легче попадать. Пассажирские вагоны были только для тяжело раненных.

Садились раненые и на крыши. Убит командир рации Аркадий Бадальян, ранены шофер Мухин и командир расчета Колбалюк, подбиты 2 наших автомашины. Но нам все-таки удалось подбить немецкий самолет.

Он задымил и взорвался. Как радовались люди, видевшие. Вероятно, это был первый подбитый самолет в этих условиях. Нас обнимали, записывали наши фамилии. Налет прекратился только к концу дня. Вдоль линейки нашей стал и идет. Осталось заправить один или два самолета. Увидели наш строй - и вдоль этого рядочка Мы успели с Фокиным отбежать метров 15 от хвоста до борозды в поле. Легли голова к голове, лицом к лицу друг к другу. Так и лежим в борозде. Слышим, как они ходят по нашим самолетам, строчат.

Слава Богу, что нас они не заметили. Так же все спрятались. Ни один не был убит. А когда встали, видим: А раз горят, там же полно боеприпасов, начали рваться патроны. Идти к самолетам командир не разрешал. Что там сделаешь голыми руками? Годными, на которых можно взлететь и можно летать, оказались только два самолета. Командир назначил двух летчиков, дал им задание лететь в Могилев. Остальные всем составом, человек 15, вышли на дорогу, перестрели полуторку. Развернули ее и поехали на свой аэродром.

Он остался в тылу у. Мы знали, что там полно самолетов. По дороге встретили военного на мотоцикле. Все, там делать нечего. Сел на мотоцикл, и дальше поехал. Мы развернулись и поехали в сторону Минска. Потом я уже догадался, что мотоциклист был одним из лазутчиков, которых немцы забрасывали для организации паники. Нас туда не пускают. Командир доложил, кто мы.

Выехали на эту дорогу, встретили еще своих, в частности, командира полка, который уехал командовать дивизией. А чем командовать, если й полк разбит, и наш, й. И еще одна машина появилась, автобусик маленький. Каждый из тех, кто участвовал в Великой Отечественной, встретил начало войны и воспринял его в некоторых отношениях по-разному, Кто-то уходил на войну, провожаемый рыданиями родных и близких.

Кто-то и сам, уходя навстречу боям, испытывал мучительное стеснение в груди и едва-едва удерживал собственные слезы, прощаясь с женой и детьми.

Простые, добрые, миролюбивые советские люди. Уходили на войну, зная, что впереди ждут их самих и их близких трудные испытания. И потому у большинства так тяжко было на сердце. А в двух пассажирских вагонах, увозивших нас все дальше от Ворошиловградщины, царило совсем другое настроение. Молчали только сопровождавшие нас два офицера-авиатора. И будь мы хоть чуть внимательнее, обязательно прочли бы в их серьезных, взрослых глазах одну и ту же невысказанную мысль: Молодая, безудержная радость рвалась из наших сердец: На следующий день, 24 июня мы перешли в наступление в направлении Броды, где противник прорвал нашу государственную границу, сосредоточил крупные силы и шел в обход, чтобы отрезать город Львов.

Двое суток мы успешно наступали, громили гитлеровские части, захватили изрядное количество трофеев - машин, мотоциклов, пулеметов, боеприпасов и продуктов. Но обстановка складывалась не в нашу пользу. У нас иссякали боеприпасы, продовольствие.

Пополнения с тыла мы никакого не получили, эшелоны наши так и не прибыли. А немецкое командование на наш участок фронта подтянуло крупные мотомеханизированные части. Новогрудок немцы на 5 планерах выбросили десант. Снова мы вступили в бой и разбили этот десант. Основная работа горкома партии, горисполкома в первые дни войны была направлена на подчинение работы шахт интересам фронта.

Мы понимали, что войне потребуется много энергетических ресурсов. Поэтому нам надо было использовать все запасы углей, накопленных в городе, использовать с максимальной экономической эффективностью, своевременно вывезти. В Белоруссии очень много речушек, через них нужно было переправляться. Возле одной из них нам встретился инженер-майор, старшина и солдат. Сказали, что мост через речку взорван и дали направление, куда нужно ехать.

По указанному пути мы подъехали к болоту, по которому из бревен была настлана дорога, там уже стояло несколько машин. Оказалось, что нас направили переодетые в нашу форму немцы, они направляли в болото автомашины с гражданским населением. Дело к вечеру, проехать невозможно. Ночь пришлось провести на болоте. Это была страшная ночь. Утром налетели немецкие самолёты и начали кровавую расправу.

Только на двух машинах мы прорвались. Технический состав, который в Минске присоединился, оставили там, а нас, весь летный состав погрузили в теплушку и - на Москву. Но мы, конечно, не обижаемся на шутки. Вскоре приходят за нами автобусы, и через четверть часа мы уже въезжаем на территорию военного городка в Гомеле. Это несколько административных зданий, курсантские общежития, просторный двор с асфальтированными пешеходными дорожками, ангары с еще не видными нам самолетами и обширное аэродромное поле.

Не замечаем, как наступает, наконец, вечер, а затем и первая для нас военная ночь. Долго не спим, перешептываемся, и только теперь почему-то так настойчиво приходят на память родные и близкие И вдруг - внезапное пробуждение: Пробуждаются, впрочем, не. Слышим, как кто-то, заползший под нары, буквально отбивается от дневального, который тащит его за ноги: Один из дежурных командиров, наблюдавший эту сцену, что называется, разводит руками: Да разве ж бомба разбирается, кто зачислен, кто нет!

Вылетай во двор, живо! Ох, какие же вы еще пацаны! Наконец-то нас выстраивают в колонну по четыре, где-то впереди звучит команда: И снова встреча с небольшим десантом уже ближе к старой границе.

И снова - бой. Здесь я был ранен. Мы доставляли на аэродром горючее, бомбы, продовольствие, все, что потребуется. Часто это происходило под налетами вражеских самолетов. Но ни разу фашистским летчикам не удалось поджечь мою машину. Один раз нужно было как можно быстрее доставить бомбы. Как назло налетел самолет. Он пикировал на наши машины, забрасывал бомбами, а мы продолжали свой путь на аэродром.

Маневрировали по полю под обстрелом. Самолет, израсходовав боекомплект, улетел. Так и не удалось ему попасть ни в одну нашу машину. Вновь наступившее утро просто-таки потрясает всех. В глубоком молчании стоим мы теперь целыми часами у решетчатой металлической ограды, уходящей далеко в обе стороны от въездных ворот, и то, что видим перед собой, кажется нам просто невероятным Не только по шоссе - во всю ширину улицы идут и идут на восток не десятки, не сотни, а многие тысячи людей.

Идут мужчины и женщины, старики и старухи, идут способные кое-как передвигаться их дети и внуки. Идут с тачками и без тачек, навьючив на себя что только. Идут от Бобруйска и Борисова, из множества белорусских сел и поселков. Все десять суток, которые суждено нам было провести в Гомеле, наблюдали мы за этим скорбным шествием. И всякий раз мы, конечно, мучились одними и теми же вопросами: Но, к сожалению, определенных и тем более успокаивающих ответов на эти вопросы мы пока что не находили.

Не пришлось нам долго побыть новобранцами, в первые недели войны нас направили на заслон девятой армии, и 5 - 6 июля участвовали в настоящем бою. Из семи тысяч курсантов училища осталось меньше половины. В военной мясорубке перемолотило почти всех солдат 21 - го годов рождения. Кто нюхал порох, кто защищал Родину, кто себя не щадил, тот знает всю правду о войне.

К исходу дня мы с боями вышли в заданный район, но выйти из окружения дивизии не удалось. Все, что есть у меня в душе, никакая бумага не вместит Скажу только одно, что в бой иду с большой охотой. Биться буду жестоко, врагу не бывать на нашей земле Я сам не знаю, почему с первых дней в бою. Я рвусь туда, где горячо. Обо мне не беспокойтесь. Жизнь свою даром не отдам. А если погибну, то только как герой. Если ты потеряешь меня, одного своего сына, то у нас в стране одинокой не будешь.

Кто останется жив, все будут твои сыновья. Насколько силы на нашем участке фронта были неравны, можно судить по следующему: Впереди метрах в - проходила шоссейная дорога. На ней остановилась на завтрак немецкая мотомехчасть. Командир полка Русских, комбат и я вышли на опушку для принятия решения. Уникальный потенциал интеллектуальной элиты, ученых, конструкторов оказался невостребованным, отмечает FB.

Новые фирмы создавали рабочие места. Секретные города России сегодня по-прежнему выделяются среди обыкновенных. Развиты сфера культуры, медицина, образование. Чистые улицы, утопающие в зеленых насаждениях и клумбах, архитектурные ансамбли. Здесь по-прежнему трудятся высококлассные специалисты: Они умеют работать с технологиями суперсовременного уровня, но, к сожалению, большая часть из них не заняты научным трудом.

Но вернемся в советское прошлое. Эти города не были отмечены ни на одних картах. Да и собственных имен у них не было: Дома и школы в ЗАТО имели необычную нумерацию: Население закрытых административно-территориальных образований было связано подпиской о неразглашении информации о секретных объектах. Проживающие и работающие там люди обязывались держать в тайне место своего жительства, а заграница для них была закрыта навсегда.

ЗАТО в СССР были настолько засекреченными, что простой советский гражданин даже не подозревал об их существовании, не говоря уже о том, чтобы поехать туда в гости к родственникам или друзьям. Жители некоторых закрытых городов по причине проживания вблизи опасных объектов неслучайно входили в группу повышенного риска: Так, например, когда в Челябинске произошла утечка радиоактивных отходов, смертельной опасности подверглось как минимум тыс человек.

Несмотря на множество ограничений и запретов, в этой, на первый взгляд, несвободной жизни имелись и большие плюсы. Социальные условия, инфраструктура, быт, сфера обслуживания — все было в закрытых городах на высшем уровне. Во-вторых, жители этих городов не знали, что такое дефицит — его в ЗАТО попросту не было: В-третьих, там не было преступности. Этот показатель в любом из закрытых городов был нулевым.

И, наконец, советское правительство ценило талантливых специалистов, работающих на секретных предприятиях, и понимало, что за неудобства следует платить: Загорск-6 и Загорск-7 До года старинный подмосковный город Сергиев Посад назывался Загорском и славился он своими великолепными храмами и действующими монастырями. Но, оказывается, не только этим был славен этот древний русский город: В Загорске-6 находился секретный Вирусологический центр научно-исследовательского института микробиологии, где разрабатывалось бактериологическое оружие.

Его основой был вирус натуральной оспы, случайно завезенной в СССР в году группой туристов из Индии. Позже ученые того же загорского НИИ разработали подобное оружие на основе африканских и южноамериканских смертельных вирусов. При этом они подвергали опасности не только себя, но и население закрытого города. Кстати, в лабораториях именно этого НИИ проводились испытания вируса геморрагической лихорадки Эбола.

Арзамас После того как Америка применила атомную бомбу, в Советском Союзе остро встал вопрос о необходимости создания атомного оружия. Для ее разработки был создан секретный объект КБ, который было решено построить на границе Мордовской АССР и Горьковской области, на месте небольшого поселка Сарова. В кратчайшие сроки здесь был построен закрытый город Арзамас, известный также под названиями Арзамас, Кремлёв, Горький ЗАТО было сразу же огорожено по всему периметру колючей проволокой, натянутой в два ряда, и поставлено под усиленную охрану.

Почти 10 лет в Арзамасе соблюдалась чрезвычайная секретность. Не только сотрудникам КБ, но и членам их семей запрещалось выходить за территорию городка; они не имели права даже съездить в отпуск.

Правда, для служебных командировок делались исключения. Позже, к середине х годов, когда население ЗАТО Арзамас разрослось, жителям стали разрешать организованный выезд в область на специальном автобусе, а так же приглашать в гости родственников, которым выдавались спецпропуска, продолжает портал. На строительстве завода и городской инфраструктуры вокруг него несколько лет подряд усиленно трудились заключенные ГУЛАГа.

По некоторым данным, в строительстве Свердловска принимали участие и московские студенты. По снабжению Свердловск несколько уступал Арзамасу и обоим номерным Загорскам, хотя и здесь люди жили в полном достатке. К тому же этот закрытый город отличался отсутствием суеты и необыкновенно чистым воздухом.

Единственной проблемой жителей были регулярные конфликты с населением близлежащих поселков, которые открыто завидовали их благополучию. Нередко доходило до драк, причем чаще доставалось мужчинам секретного объекта, выходящим за его пределы. Мирный Небольшой военный городок Мирный в Архангельской области был преобразован в г.

Здесь уровень закрытости был значительно ниже, чем у других закрытых городов СССР. Однако это добавило работы службам безопасности: Правда, проверка таких людей проходила быстро и четко: Это была огромная, единственная в Советском Союзе ремонтно-техническая база, где помимо производственных цехов, находилась котельная, силовая станция, склады боеприпасов, казармы для военных и прочая инфраструктура.

Место для строительства мощнейшей подземной базы подводных лодок было выбрано неслучайно: К тому же никто не знал, что огромный холм, поросший травой, видный с моря, на самом деле был маскировкой стратегического объекта: Это фактически был южный форпост Советского Союза, который мог доставать корабли на расстоянии не менее 20 км.

До недавнего времени об этом городе никто не знал: Балаклава, являвшаяся военным объектом СССР, не была нанесена ни на одну карту, а въезд в город был запрещен. Между тем это был красивейший город Крыма, который стал доступным для туристов только после развала Советского Союза.

Военная база с подземным ремонтным заводом была демонтирована, ее остатки растащили на металлолом предприимчивые местные жители. Сегодня этот чудесный город является одним из самых ярких туристических центров Крымского полуострова, а на месте бывшего завода по ремонту подводных лодок работает музей. Он был основан как полигон в мае года, почти сразу после окончания Второй мировой войны. Не прошло и года с тех пор, как Америка сбросила атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, пишет шведский журналист Петер Тунборг.

На этом полигоне проводились пробные пуски ракет, спутников, зондов с измерительным оборудованием. Позже Капустин Яр стали сравнивать с американским Розуэллом в Нью-Мексико, где, как считалось, нашли доказательства существования внеземных цивилизаций.

Сейчас в закрытом городе живет чуть меньше 30 тысяч человек. Большинству жителей ЗАТО нравится жить за колючей проволокой и каждый раз попадать домой через посты охраны, после досмотра.