Знакомство с подвигами русских богатырей

Разработка урока "Богатыри" - ИЗО - 6 класс

Подвиги русских богатырей? С кем они Знакомство с пословицами и поговорками о Родине и ее защитниках. Чтение художественной. Богатыри стояли на страже Руси и были ее супер-героями. Слава о нем шла впереди него – знакомство с князем Владимиром. Продолжить знакомство с пословицами и загадками о . О подвигах русских богатырей великий русский художник Виктор Михайлович.

На пиру столы от кушаний ломятся, стоят бочки мёда сладкого, а гости не едят, не льют, опустив головы сидят. Ходит князь по горнице, гостей не потчует. Княгиня фатой закрылась, на гостей не глядит. Вот Владимир-князь и говорит: И княгине горько, и мне нерадостно. Унёс проклятый Змей Горыныч любимую нашу племянницу, молодую Забаву Путятишну. Кто из вас съездит на гору Сорочинскую, отыщет княжну, освободит её? Прячутся гости друг за дружку: Вдруг выходит из-за стола молодой богатырь Алёша Попович.

Он тебе любимую племянницу без бою у названого братца выпросит. Опустил Добрыня буйну голову, ни словечка не ответил, встал из-за стола, сел на коня и домой поехал. Вышла ему навстречу матушка, видит — на Добрыне лица.

Обидели тебя, или чарой обнесли, или на худое место посадили? А Забаву Путятишну Змей Горыныч унёс. Ужаснулась Мамелфа Тимофеевна, да не стала плакать и печалиться, а стала над делом раздумывать.

Русские богатыри. Былины и героические сказки в пересказе И. В. Карнауховой

Утро вечера мудреней, завтра будем совет держать. Спит, храпит, что поток шумит. А Мамелфа Тимофеевна спать не ложится, на лавку садится и плетёт всю ночь из семи шелков плёточку-семихвосточку. Утром-светом разбудила мать Добрыню Никитича: В третьем стойле дверь не открывается, не под силу нам была дверь дубовая.

Понатужься, Добрынюшка, отвори дверь, там увидишь дедова коня Бурушку. Стоит Бурка в стойле пятнадцать лет не обихоженный. Ты его почисти, накорми, напои, к крыльцу приведи. Пошёл Добрыня в конюшню, сорвал дверь с петель, вывел Бурушку на белый свет, почистил, выкупал, привёл ко крыльцу.

Положил на него потничек, сверху потничка — войлочек, потом седло черкасское, ценными щелками вышитое, золотом изукрашенное, подтянул двенадцать подпруг, зауздал золотой уздой. Вышла Мамелфа Тимофеевна, подала ему плётку-семихвостку: Как приедешь, Добрыня, на гору Сорочинскую, Змея Горыны-ча дома не случится. Ты конём налети на логово и начни топтать змеёнышей. Будут змеёныши Бурке ноги обвивать, а ты Бурку плёткой меж ушей хлещи. Станет Бурка подскакивать, с ног змеёнышей отряхивать и всех притопчет до единого.

Отломилась веточка от яблони, откатилось яблоко от яблоньки, уезжал сын от родимой матушки на трудный, на кровавый бой. День уходит за днём, будто дождь дождит, а неделя за неделей как река бежит.

Едет Добрыня при красном солнышке, едет Добрыня при светлом месяце, выехал на гору Сорочинскую. А на горе у змеиного логова кишмя-кишат змеёныши. Стали они Бурушке ноги обвивать, стали копыта подтачивать. Бурушка скакать не может, на колени падает. Вспомнил тут Добрыня наказ матери, выхватил плётку семи шелков, стал Бурушку меж ушами бить, приговаривать: От плётки у Бурушки силы прибыло, стал он высоко скакать, за версту камешки откидывать, стал прочь от ног змеёнышей отряхивать.

Он их копытом бьёт и зубами рвёт и притоптал всех до единого. Сошёл Добрыня с коня, взял в правую руку саблю острую, в левую — богатырскую палицу и пошел к змеиным пещерам. Только шаг ступил — потемнело небо, гром загремел,- летит Змей Горыныч, в когтях мёртвое тело держит. Из пасти огонь сечёт, из ушей дым валит, медные когти как жар горят… Увидал Змей Добрынюшку, бросил мёртвое тело наземь, зарычал громким голосом: Разве я слово наше нарушил, обет сломал?

Ты зачем летал, Змей, к Киеву, ты зачем унёс Забаву Путятишну?! Отдавай мне княжну без боя, так я тебя прощу. Рассердился Добрыня и на Змея бросился. И пошёл тут жестокий бои. Горы Сорочинские посыпались, дубы с корнями вывернулись, трава на аршин в землю ушла… Бьются они три дня и три ночи; стал Змей Добрыню одолевать, стал подкидывать, стал подбрасывать… Вспомнил тут Добрыня про плёточку, выхватил её и давай Змея между ушей стегать.

Змей Горыныч на колени упал, а Добрыня его левой рукой к земле прижал, а правой рукой плёткой охаживает. Бил, бил его плёткой шелковой, укротил как скотину и отрубил все головы. Хлынула из Змея чёрная кровь, разлилась к востоку и к западу, залила Добрыню до пояса.

Трое суток стоит Добрыня в чёрной крови, стынут его ноги, холод до сердца добирается. Не хочет русская земля змеиную кровь принимать.

Видит Добрыня, что ему конец пришёл, вынул плёточку семи шелков, стал землю хлестать, приговаривать: Расступилась сырая земля и пожрала кровь змеиную. Отдохнул Добрыня Никитич, вымылся, пообчистил доспехи богатырские и пошёл к змеиным пещерам. Все пещеры медными дверями затворены, железными засовами заперты, золотыми замками увешаны. Разбил Добрыня медные двери, сорвал замки и засовы, зашёл в первую пещеру. А там видит людей несметное число с сорока земель, с сорока стран, в два дня не сосчитать.

Выходите на вольный свет, разъезжайтесь по своим местам да вспоминайте русского богатыря. Без него вам бы век сидеть в змеином плену. Стали выходить они на волю, до земли Добрыне кланяться: А Добрыня дальше идёт, пещеру за пещерой открывает, пленных людей освобождает. Выходят на свет и старики и молодушки, детки малые и бабки старые, русские люди и из чужих стран, а Забавы Путятишны нет как.

Так прошёл Добрыня одиннадцать пещер, а в двенадцатой нашёл Забаву Путятишну: Оторвал цепи Добрынюшка, снял княжну со стены, взял на руки, на вольный свет из пещеры вынес. А она на ногах стоит-шатается, от света глаза закрывает, на Добрыню не смотрит. Уложил её Добрыня на зелёную траву, накормил, напоил, плащом прикрыл, сам отдохнуть прилёг.

Вот скатилось солнце к вечеру, проснулся Добрыня, оседлал Бурушку и разбудил княжну. Сел Добрыня на коня, посадил Забаву впереди себя и в путь тронулся. А кругом народу и счету нет, все Добрыне в пояс кланяются, за спасение благодарят, в свои земли спешат. Выехал Добрыня в жёлтую степь, пришпорил коня и повёз Забаву Путятишну к Киеву. Был у них один сын Илья.

Любили его отец с матерью, да только плакали, на него поглядывая: И ростом богатырь Илья, и умом светел, и глазом зорок, а ноги его не носят, словно брёвна лежат, не шевелятся. Слышит Илья, на печи лежачи, как мать плачет, отец вздыхает, русские люди жалуются: По путям-дорогам разбойники рыщут, не дают они людям ни проходу, ни проезду.

Налетает на Русь Змей Горыныч, в своё логово девушек утаскивает. Горько Илья, обо всём этом слыша, на судьбу свою жалуется: Был бы я здоров, не давал бы родную Русь в обиду врагам да разбойникам! Так и шли дни, катились месяцы… Вот раз отец с матерью пошли в лес пни корчевать, корни выдирать, готовить поле под пахоту. А Илья один на печи лежит, в окошко поглядывает.

Вдруг видит — подходят к его избе три нищих странника. Постояли они у ворот, постучали железным кольцом и говорят: Рванулся Илья — и спрыгнул с печи, стоит на полу и сам своему счастью не верит. Шагнул Илья раз, шагнул другой — крепко его ноги держат, легко его ноги несут. Обрадовался Илья, от радости слова сказать не.

знакомство с подвигами русских богатырей

А калики перехожие ему говорят: Принёс Илья студёной воды ведро. Налил странник воды в ковшичек. В этом ковше вода всех рек, всех озёр Руси-матушки. Выпил Илья и почуял в себе силу богатырскую.

А калики его спрашивают: Кабы мне лопату, всю бы землю вспахал. В том остаточке всей земли роса, с зелёных лугов, с высоких лесов, с хлебородных полей. Выпил Илья и остаточек. Пошёл Илья по воду, а его и впрямь земля не несёт: Уж Илья ступает тихохонько, а под ним половицы ломаются. Уж Илья говорит шёпотом, а двери с петель срываются. Принёс Илья воды, налили странники ещё ковшичек. Будешь ты, Илья, велик богатырь, бейся-ратайся с врагами земли родной, с разбойниками да с чудищами. Защищай вдов, сирот, малых деточек.

Никогда только, Илья, со Святогором не спорь, через силу носит его земля. Ты не ссорься с Микулой Селяниновичем, его любит мать сыра земля. Не ходи ещё на Вольгу Всеславьевича, он не силой возьмёт, так хитростью-мудростью.

Русские богатыри. Былины и героические сказки в пересказе И. В. Карнауховой

А теперь прощай, Илья. Поклонился Илья каликам перехожим, и ушли они за околицу. А Илья взял топор и пошёл на пожню к отцу с матерью. Видит — малое местечко от пенья-коренья расчищено, а отец с матерью, от тяжёлой работы умаявшись, опят крепким сном: Стал Илья лес расчищать — только щепки полетели.

Старые дубы с одного взмаха валит, молодые с корнем из земли рвёт. За три часа столько поля расчистил, сколько вся деревня за три дня не осилит.

Развалил он поле великое, спустил деревья в глубокую реку, воткнул топор в дубовый пень, ухватил лопату да грабли и вскопал и выровнял поле широкое — только знай зерном засевай! Проснулись отец с матерью, удивились, обрадовались, добрым словом вспоминали стариков-странников.

А Илья пошёл себе коня искать. Вышел он за околицу и видит — ведёт мужичок жеребёнка рыжего, косматого, шелудивого. Вся цена жеребёнку грош, а мужик за него непомерных денег требует: Купил Илья жеребёнка, привёл домой, поставил в конюшню, белоярой пшеницей откармливал, ключевой водой отпаивал, чистил, холил, свежей соломы подкладывал.

Через три месяца стал Илья Бурушку на утренней заре на луга выводить. Повалялся жеребенок по зоревой росе, стал богатырским конём. Подводил его Илья к высокому тыну. Стал конь поигрывать, поплясывать, головой повёртывать, гривой потряхивать.

Стал через тын взад-вперёд перепрыгивать. Десять раз перепрыгнул и копытом не задел! Положил Илья на Бурушку руку богатырскую, — не пошатнулся конь, не шелохнулся. Стал Илья себе меч по руке искать. Как сожмёт в кулаке рукоятку меча, сокрушится рукоять, рассыплется. Нет Илье меча по руке. Бросил Илья мечи бабам лучину щепать. Сам пошёл в кузницу, три стрелы себе выковал, каждая стрела весом в целый пуд. Изготовил себе тугой лук, взял копье долгомерное да еще палицу булатную.

Снарядился Илья и пошёл к отцу с матерью: Говорит старый Иван Тимофеевич: Защищай нашу землю русскую не для золота, не из корысти, а для чести, для богатырской славушки. Зря не лей крови людской, не слези матерей, да не забывай, что ты роду чёрного, крестьянского. Поклонился Илья отцу с матерью до сырой земли и пошёл седлать Бурушку-Косматушку. Положил на коня войлочки, а на войлочки — потнички, а потом седло черкасское с двенадцатью подпругами шелковыми, а с тринадцатой — железной не для красы, а для крепости.

Захотелось Илье свою силу попробовать. Он подъехал к Оке-реке, упёрся плечом в высокую гору, что на берегу была, и свалил её в реку Оку. Завалила гора русло, потекла река по-новому. Взял Илья хлебка ржаного корочку, опустил ее в реку Оку, сам Оке-реке приговаривал: На прощанье взял с собой земли родной малую горсточку, сел на коня, взмахнул плёточкой… Видели люди, как вскочил на коня Илья, да не видели, куда поскакал.

Только пыль по полю столбом поднялась. Где ударили копыта конские, там забил ключ живой воды. У ключа Илюша сырой дуб срубил, над ключом сруб поставил, написал на срубе такие слова: До сих пор льётся там родничок живой, до сих пор стоит дубовый сруб, а в ночи к ключу студёному ходит зверь-медведь воды испить и набраться силы богатырской. И поехал Илья к Киеву. Ехал он дорогой прямоезжей мимо города Чернигова. Как подъехал он к Чернигову, услыхал под стенами шум и гам: От пыли, от пару лошадиного над землёю мгла стоит, не видно на небе красного солнышка.

Не проскочить меж татар серому заюшке, не пролететь над ратью ясному соколу. А в Чернигове плач да стон, звенят колокола похоронные. Заперлись черниговцы в каменный собор, плачут, молятся, смерти дожидаются: Разгорелось у Ильи сердце. Осадил он Бурушку, вырвал из земли зелёный дуб с каменьями да с кореньями, ухватил за вершину да на татар бросился.

Стал он дубом помахивать, стал конём врагов потаптывать. Где махнёт — там станет улица, отмахнётся — переулочек. Доскакал Илья до трёх царевичей, ухватил их за жёлтые кудри и говорит им такие слова: В плен мне вас, братцы, взять или буйные головы с вас снять? В плен вас взять — так мне девать вас некуда, я в дороге, не дома сижу, у меня хлеб в тороках считанный, для себя, не для нахлебников.

Головы с вас снять — чести мало богатырю Илье Муромцу. Разъезжайтесь-ка вы по своим местам, по своим ордам да разнесите весть, что родная Русь не пуста стоит, есть на Руси могучие богатыри, пусть об этом враги подумают. Тут поехал Илья в Чернигов-град, Заходит он в каменный собор, а там люди плачут, с белым светом прощаются. Шли черниговцы на стену крепостную, глянули в чистое поле, — а там врагов побито-повалено, будто градом нива посечена.

Бьют челом Илье черниговцы, несут ему хлеб-соль, серебро, золото, дорогие ткани, камнями шитые. Какого отца, какой матушки? Как тебя по имени зовут? Ты иди к нам в Чернигов воеводой, будем все мы тебя слушаться, тебе честь отдавать, тебя кормить-поить, будешь ты в богатстве и почёте жить.

Русские богатыри – список и описание - Русская историческая библиотека

Покачал головой Илья Муромец: Я спасал вас не из корысти, и мне не надо ни серебра, ни золота. Я спасал русских людей, красных девушек, малых деточек, старых матерей.

Не пойду я к вам воеводой в богатстве жить. Моё богатство — сила богатырская, моё дело — Руси служить, от врагов оборонять. Стали просить Илью черниговцы хоть денёк у них перебыть, попировать на весёлом пиру, а Илья и от этого отказывается: На Руси от врагов стон стоит, надо мне скорее к князю добираться, за дело браться.

Дайте вы мне на дорогу хлеба да ключевой воды и покажите дорогу прямую к Киеву. Он сидит на трёх дубах, на девяти суках. Как засвищет он по-соловьиному, зарычит по-звериному — все леса к земле клонятся, цветы осыпаются, травы сохнут, а люди да лошади мёртвыми падают. Поезжай ты, Илья, дорогой окольной. Правда, прямо до Киева триста вёрст, а окольной дорогой — целая тысяча.

Помолчал Илья Муромец, а потом и головой тряхнул: Не честь, не хвала мне, молодцу, ехать дорогой окольной, позволять Соловью-разбойнику мешать людям к Киеву путь держать. Я поеду дорогой прямой, неезженой! Вскочил Илья на коня, хлестнул Бурушку плёткой, да и был таков, только его черниговцы и видели! Бурушка-Косматушка с горы на гору перескакивает, реки-озёра перепрыгивает, холмы перелетает. Доскакали они до Брянских лесов, дальше Бурушке скакать нельзя: Соскочил Илья с коня.

Он левой рукой Бурушку поддерживает, а правой рукой дубы с корнем рвёт, настилает через болото настилы дубовые. Тридцать вёрст Илья гати настелил, — до сих пор по ней люди добрые ездят. Так дошел Илья до речки Смородиной. Течёт река широкая, бурливая, с камня на камень перекатывается. Заржал Бурушка, взвился выше тёмного леса и одним скачком перепрыгнул реку.

Сидит за рекой Соловей-разбойник на трёх дубах, на девяти суках. Мимо тех дубов ни сокол не пролетит, ни зверь не пробежит, ни гад не проползёт. Все боятся Соловья-разбойника, никому умирать не хочется. Услыхал Соловей конский скок, привстал на дубах, закричал страшным голосом: Спать не даёт Соловью-разбойнику! Да как засвищет он по-соловьиному, зарычит по-звериному, зашипит по-змеиному, так вся земля дрогнула, столетние дубы покачнулись, цветы осыпались, трава полегла. Бурушка-Косматушка на колени упал.

А Илья в седле сидит, не шевельнётся, русые кудри на голове не дрогнут. Взял он плётку Шелковую, ударил коня по крутым бокам: Не слыхал ты разве писку птичьего, шипу гадючьего?! Вставай на ноги, подвези меня ближе к Соловьиному гнезду, не то волкам тебя брошу на съедение!

Тут вскочил Бурушка на ноги, подскакал к Соловьиному гнезду. Удивился Соловей-разбойник, из гнезда высунулся. А Илья, минуточки не мешкая, натянул тугой лук, спустил калёную стрелу, небольшую стрелу, весом в целый пуд. Взвыла тетива, полетела стрела, угодила Соловью в правый глаз, вылетела через левое ухо.

Покатился Соловей из гнезда, словно овсяный сноп. Подхватил его Илья на руки, связал крепко ремнями сыромятными, подвязал к левому стремени. Глядит Соловей на Илью, слово вымолвить боится.

Поскакал Илья дальше по прямой дороге и наскакал на подворье Соловья-разбойника. У него двор на семи верстах, на семи столбах, у него вокруг железный тын, на каждой тычинке по маковке голова богатыря убитого. А на дворе стоят палаты белокаменные, как жар горят крылечки золочёные. Увидала дочка Соловья богатырского коня, закричала на весь двор: Выглянула в окно жена Соловья-разбойника, руками всплеснула: Это едет мужик-деревенщина и у стремени везёт вашего батюшку — Соловья Рахмановича!

Выбежала старшая дочка Соловья — Пелька — во двор, ухватила доску железную весом в девяносто пудов и метнула её в Илью Муромца. Но Илья ловок да увёртлив был, отмахнул доску богатырской рукой, полетела доска обратно, попала в Пельку, убила её до смерти.

Бросилась жена Соловья Илье в ноги: Говорит ей Илья в ответ: Они добыты слезами детскими, они политы кровью русскою, нажиты нуждой крестьянскою!

Как в руках разбойник — он всегда тебе друг, а отпустишь — снова с ним наплачешься. Я свезу Соловья в Киев-град, там на квас пропью, на калачи проем! Повернул Илья коня и поскакал к Киеву. Приумолк Соловей, не шелохнется. Едет Илья по Киеву, подъезжает к палатам княжеским. Привязал он коня к столбику точёному, оставил с конём Соловья-разбойника, а сам пошёл в светлую горницу. Там у князя Владимира пир идёт, за столами сидят богатыри русские.

Вошёл Илья, поклонился, стал у порога: Спрашивает его Владимир Красное Солнышко: Крестьянский сын из села Карачарова. Ехал я из Чернигова дорогой прямоезжей. Тут как вскочит из-за стола Алёша Попович: Нельзя ехать дорогой прямой из Чернигова. Там уж тридцать лет сидит Соловей-разбойник, не пропускает ни конного, ни пешего.

Гони, князь, нахала-деревенщину из дворца долой! Не взглянул Илья на Алёшку Поповича, поклонился князю Владимиру: Соловья-разбойника, он на твоем дворе, у коня моего привязан. Ты не хочешь ли поглядеть на него? Повскакали тут с мест князь с княгинею и все богатыри, поспешили за Ильёй на княжеский двор. А разбойник висит у стремени, травяным мешком висит, по рукам-ногам ремнями связан.

Левым глазом он глядит на Киев и на князя Владимира. Говорит ему князь Владимир: Не глядит на него Соловей-разбойник, не слушает: Просит тогда Владимир-князь Илью Муромца: Соловей Рахманович, делай, что тебе приказано!

Соловей, — говорит Илья, — ты не смей свистать во весь голос, а свистни ты полусвистом, зарычи полурыком, а то будет худо. Не послушал Соловей наказа Ильи Муромца, захотел он разорить Киев-град, захотел убить князя с княгиней, всех русских богатырей. Засвистел он во весь соловьиный свист, заревел во всю мочь, зашипел во весь змеиный шип. Маковки на теремах покривились, крылечки от стен отвалились, стёкла в горницах полопались, разбежались кони из конюшен, все богатыри на землю упали, на четвереньках по двору расползлись.

Сам князь Владимир еле живой стоит, шатается, у Ильи под кафтаном прячется. Рассердился Илья на разбойника: Я велел тебе князя с княгиней потешить, а ты сколько бед натворил! Ну, теперь я с тобой за всё рассчитаюсь! Полно тебе слезить отцов-матерей, полно вдовить молодушек, сиротить детей, полно разбойничать! Взял Илья саблю острую, отрубил Соловью голову. Тут и конец Соловью настал. И живи ты у нас в Киеве, век живи, отныне и до смерти.

И пошли они пир пировать. Князь Владимир посадил Илью около себя, около себя против княгинюшки. Алёше Поповичу обидно стало; схватил Алёша со стола булатный нож и метнул его в Илью Муромца. На лету поймал Илья острый нож и воткнул его в дубовый стол. На Алёшу он и глазом не взглянул. Подошёл к Илье вежливый Добрынюшка: Ты возьми меня и Алёшу Поповича в товарищи. Будешь ты у нас за старшего, а я и Алёша за младшеньких. Тут Алёша распалился, на ноги вскочил: Сам ты роду боярского, я из старого роду поповского, а его никто не знает, не ведает, принесло его невесть откудова, а чудит у нас в Киеве, хвастает.

Был тут славный богатырь Самсон Самойлович. Подошёл он к Илье и говорит ему: Тут Алёша криком закричал: Кого русские богатыри старшим выбрали? Тут Самсон Самойлович слово вымолвил: Да и не по роду-племени слава идёт, а по богатырским делам да подвигам. За дела и слава Илюшеньке! А Алёша, как щенок, на тура гавкает: Не стерпел Илья, вскочил на ноги: Отпусти меня, князь, в широкие степи поглядеть, не рыщет ли враг по родной Руси, не залегли ли где разбойники. И вышел Илья из гридни вон.

Вдруг видит — идёт по степи калика перехожий, старичиме Иванчище. Засел во дворце у князя царьградского великан — страшное Идолище, всем дворцом завладел — что хочет, то и делает.

Он ростом больше двух саженей, сам толстый, как столетний дуб, нос у него — что локоть торчит. Испугался я Идолища поганого. Силы у тебя вдвое против.

Снимай-ка ты своё платье, разувай лапти-обтопочки, подавай свою шляпу пуховую да клюку свою горбатую: Вплетено в мои лапти-обтопочки по два дорогих камня. Они ночью осенней мне дорогу освещают.

Три богатыря и морской царь (мультфильм)

Да ведь сам не отдам — ты возьмёшь силою? Снял калика одежду стариковскую, разул свои лапотки, отдал Илье и шляпу пуховую, и клюку подорожную. Оделся Илья Муромец каликою и говорит: Посадил Илья калину на коня и привязал его к седлу двенадцатью подпругами.

И пошёл Илья к Царьграду Что ни шаг — Илья по версте отмер дает, скоро-наскоро пришёл в Царьград, подошёл к княжескому терему. Мать-земля под Ильёй дрожит, а слуги злого Идолища над ним подсмеиваются: Экий невежа в Царьград пришёл Наш Идолище двух сажен, а и то пройдет тихо по горенке, а ты стучишь-гремишь, топочешь.

Мы с вами знаем, что с самого начала образования русского государства, Русь постоянно подвергалась нападению врагов. И русичам приходилось защищать свои земли. Вспомните, от кого приходилось защищать Древнюю Русь нашему народу? За многовековую историю Российского государства было не мало людей, совершивших славные подвиги. Шлем, латы, щит, копьё, булава да ещё меч в ножнах… Навстречу — старец монах.

Вылинявшая скуфейка на голове, заплатанный подрясник, а в руках — чётки. Мне её, как тебе, и искать не надо!

знакомство с подвигами русских богатырей

Посмотрели друг на друга с пониманием два богатыря. И заторопились спасать Русь от видимых и невидимых врагов! Как вы думаете, кто герои нашего урока? Ответ детей- Богатыри Сформулируйте тему нашего урока. Правильно, сегодня на уроке нам нужно изобразить образ русского богатыря. Название темы урока мы с вами определили, давайте сейчас вместе с вами, определим задачи урока: Что бы вы хотели узнать?

«Русские богатыри». Конспект занятия по патриотическому воспитанию старших дошкольников

Узнать о жизни русских богатырей. Познакомиться с произведениями изобразительного искусства с изображением русских богатырей. Выполнить практическую работу по теме. Каких богатырей вы знаете?

А кто является автором этой иллюстрации? На полотнах известного русского живописца — сказочника Виктора Михайловича Васнецова оживают герои русских былин, богатыри — русские витязи, которые заступаются за обиженных, борются со злом, чтобы победило добро. В этой картине художник, следуя старинным песням воссоздал величественных, любимых богатырей — Илью Муромца, Добрыню Никитича и Алешу Поповича заступников народных, оберегающих границы Родины.

Большинство богатырей- реальные люди, но немного приукрашивали о их богатырской сил, так как боролись они со злом Вопрос 7: Какой характер у главных героев? На исполинском вороном коне самый могучий богатырь — Илья Муромец. Илья — самый старший из богатырей, густая седая прядь выбилась у него из-под шлема. Уровень достижения цели образовательного, развивающего, воспитательного аспектов выше среднего.

Ну, куда же, без богатырей — защитников, храбрецов, удальцов? Хоть в сказках да легендах приятно о них послушать. Об их силе великой, храбрости непревзойденной, любви к Родине беззаветной и подвигах невыдуманных, может быть, только слегка приукрашенных.

Воевали они с Великой Степью, из которой один за другим выходили несметные орды хазар, печенегов, половцев, монголо-татар. Богатыри становятся излюбленными персонажами древнерусского эпоса.

Их подвиги описываются и прославляются в книгах и передаются из поколения в поколение в былинах и сказках. Многие города на Руси хвалились своими богатырями. Соловей Будимирович, очевидно, сопоставляется с Соловьем Разбойником. В образе Ильи заключен сам дух русского народа, простых русских людей, любящих свою Родину и постоянно борющихся за ее свободу и мирную жизнь. Илья не склоняет голову ни перед врагом, ни перед боярами, ни перед великим князем.

Биографические данные Ильи спорны. По легенде он — крестьянский сын, которого излечили от болезни перехожие странники, и в 33 года Илья обрел богатырскую силу. С тех пор стала эта сила — достоянием земли русской и русичей. Историки пытались найти реального Илью в одном из героев Смутного времени, в некоем Муровце, в сыне князя Ярослава — Илье, или даже в самом князе Олеге.

Скорее всего, Илья Муромец — образ собирательный. Былины многих веков приписывают различные героические подвиги этому богатырю. Хотя некоторые сказания указывают даже на место проживания Ильи — деревня Карачарово возле города Мурома. Илья является главным действующим лицом цикла киевских былин: Есть былины о содружестве Ильи и Добрыни.

Но не упоминается о киевском периоде богатыря. Да и город Капрачев тоже был недалеко от Чернигова. Недалеко от этого города было древнее село Девятидубье — место обитания Соловья-разбойника.

Илья Муромец, скорое всего, не мог и служить князю Владимиру Красно Солнышко, так как жили они в разные времена. По одной из версий, прототипом былинного персонажа считается исторический силач Чоботок, родом из Мурома. Этот Чоботок был на службе войске при Владимире Мономахе и после воинской службы постригся в монахи Киево-Печерской лавры. Он был канонизирован в году, как преподобный Илья. В Киево-Печерской лавре находится и известное захоронение Ильи Муромца, отнесенное учеными к 11 — 12 веку.

Мощи преподобного Ильи, покоящиеся в Антониевых пещерах Киево-Печерской лавры, отличаются значительными размерами, гораздо большими, чем средний рост человека. На костях обнаружены следы ранений и повреждений в битве. Исследования подтвердили наличие заболевания позвоночника у усопшего, так что, действительно, Илья долгое время не мог ходить по причине паралича ног.

Или же гибель его произошла году, так как многие ученые считают, что Илья Муромец был воином при Владимире Мономахе, который княжил в Киеве в году.